Инновации: гранты, технологии, патенты
Портал
информационной поддержки
инноваций и бизнеса

Расширенный поиск
ГлавнаяО проектеРекламаКонтактыРассылка
НОВОСТИ
21-08-2019 Как происходит оцифровка бизнеса
Еще в начале 2018 года специалистами Gartner – аналитической компании, был проведено опрос руководителей крупных компаний. Анализировались крупные предприятия, годовой доход которых превышает 50 млн. дол. По результатам... »

13-08-2019 Как быстро найти работу с высокой зарплатой
Хорошую работу найти трудно или совсем невозможно без связей – это стандартные мысли большинства людей. И на старом месте трудиться нет желания, и финансового благополучия нет, и найти более достойную вакансию... »

06-08-2019 Решение спорных ситуаций в сфере ЖКХ
Юридический аспект работы товариществ собственников жилья (ТСЖ) или жилищных кооперативов часто становится причиной споров. Нормы законодательства не всегда получается однозначно толковать, поэтому у заинтересованных... »

[Все новости]
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ДИСТАНЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
ГРАНТЫ
ПАТЕНТОВЕДЕНИЕ
ВЕНЧУРНЫЙ БИЗНЕС
ИННОВАЦИОННАЯ РОССИЯ
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПАРТНЕРСТВО В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ
АНАЛИТИКА
ИННОВАЦИОННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ МОСКВЫ
НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ И КОНКУРСЫ
ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИОННЫЕ ПЛОЩАДКИ
ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
МЕНЕДЖМЕНТ КАЧЕСТВА ИННОВАЦИЙ
ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
МЕРОПРИЯТИЯ
КОНВЕРТОР ВАЛЮТ
ВИДЕО
Первая Всероссийская конференция «ГОСГРАНТ»...
Просмотр:   видео для модема    видео для выделенной линии  
[Все видеосюжеты]

Коммерциализация, трансфер технологий

Вверх / Аналитика / Инновационный менеджмент и маркетинг / Коммерциализация, трансфер технологий /

Инновационная система России в глобальном контексте

ИВАНОВА Н.И. (доктор экономических наук, зав. сектором ИМЭМО РАН)

Анализ основ функционирования национальных инновационных систем (НИС) развитых стран позволяет говорить о действии целого ряда принципиальных общих структурных закономерностей, обеспечивающих высокий вклад новых знаний и технологий в экономический рост. В России, после тяжелого кризиса всех сегментов НИС 1990-х годов, началось постепенное формирование новых, преимущественно рыночных форм инновационной деятельности. Однако современное состояние НИС России все еще характеризуется серьезными структурными дисбалансами, непоследовательностью государственной политики, относительно низкой инновационной активностью предпринимательского сектора.

1. Наука и инновации – снижение конкурентоспособности?
В России уровни, тенденции и структура финансирования науки и новых технологий не соответствуют ни текущим потребностям общества, ни стратегической задаче преодоления отставания от лидеров мировой экономики. Российская наука сохраняет свои позиции по некоторым результатам научной деятельности , по вкладу в мировую научную продукцию, но отрыв в реализации результатов, в уровнях технологического развития, в эффективности государственной научной и инновационной политики не только от развитых стран, но и от развивающихся, увеличивается.
Современная международная статистика, располагающая большими массивами данных о научно-техническом развитии, позволяет сравнивать потенциал и сравнительные преимущества той или иной страны. Так, авторы рейтингов Всемирного экономического форума исходят из того, что основной вектор современной глобальной конкуренции лежит в области динамично меняющихся преимуществ, основанных на научно-технических достижениях и инновациях. Индексы ВЭФ ясно показывают наиболее глубокие проблемы инновационного развития России. Страна располагает достаточным по размеру и качеству кадровым потенциалом инновационной сферы, опережая по этому параметру таких мировых лидеров, как Великобритания, Германия, Франция, Нидерланды и многих других. В то же время, стимулы инновационной деятельности в частном секторе и качество государственной политики находятся на уровне показателей, характерных для наименее развитых стран мира. Кроме того, общие мировые показатели инновационного развития, по оценкам авторов ВЭФ, в начале ХХ1 века росли, отражая общий мировой тренд поиска источников роста и благосостояния в новых продуктах и технологиях. Россия является, к сожалению, исключением из этой тенденции.
В таблице 1 показано сравнение рейтингов России не с лидерами мирового развития, а со странами, прежде всего социалистическими, находящимися на сопоставимом или близком уровне. Для всех включенных в таблицу постсоциалистических стран общей закономерностью является существенное отставание по качеству государственных институтов – значение этого компонента рейтинга существенно ниже итогового значения КР. Низкое качество государственных институтов, не создающих стимулов инновационного развития в этих странах, отчасти компенсируется либо преимуществами технологического характера (чаще за счет заимствования технологий), либо состоянием макроэкономический среды (особенно заметно это в Китае). В Чили, Португалии, Бразилии и Турции качество государственных институтов уже немного лучше, и для них основная проблема – качество макроэкономической среды.
Рейтинги России в других табелях глобальной инновационной активности еще ниже, во многих случаях они хуже, чем рейтинги большинства постсоциалистических стран, а также Китая и Индии. Низкое качество государственных институтов, не создающих стимулов инновационного развития в этих странах, отчасти компенсируется либо преимуществами технологического характера (чаще за счет заимствования технологий), либо состоянием макроэкономический среды (особенно заметно это в Китае).

Таблица 1. Рейтинги конкурентоспособного роста (КР) и его основных компонентов, 2004 г.

Страна КР Технологии Государственные институты Макроэкономическая среда
Эстония 20 15 26 30
Чили 22 32 20 27
Португалия 24 23 23 34
Малайзия 31 27 38 20
Китай 46 62 50 24
Бразилия 57 42 50 80
Польша 60 45 80 51
Румыния 63 47 74 71
Турция 66 52 62 84
Россия 70 67 89 56
Украина 86 83 97 76
The Global Competitiveness Report 2004-2005. P.XVI-XVII. www.weforum.org/gcr
Инновационная деятельность, основанная на реализации крупных научно-технических проектов, не стала и приоритетом развития компаний частного сектора России. Фрагментированные данные о характере и масштабах инновационной деятельности в топливно-энергетическом комплексе и машиностроении позволяют предположить, что пока значение инновационной составляющей в функционировании важнейшей составной части нашей экономики остается довольно низким. Так, флагман отечественного автомобилестроения АвтоВАЗ - на сегодняшний одна из немногих, если не единственная крупная российская компания, которая отражает свои расходы на НИОКР в ежегодном финансовом отчете, - располагает крупным научно-исследовательским центром, возможности, кадровый потенциал и оборудование которого превосходят уровень любого другого автомобилестроительного института в России. Он опирается как на собственный научно-технический и производственный потенциал, так и на углубление глобальной кооперации, предполагает расширять масштабы применения хорошо зарекомендовавших себя за рубежом технологий. Однако сравнение масштабов НИОКР на АвтоВазе с лидерами мирового автомобилестроения (таблица 2) говорит о том, что масштабы исследований АвтоВаза слишком скромны и глобальная конкуренция идет на других уровнях развития научно-исследовательской базы.

Таблица 2. Затраты на НИОКР лидеров мирового автомобилестроения, 2002

Затраты всего, млн. долл. В расчете на
одного занятого
в компании, тыс. долл. В % к чистой прибыли
Форд 7700 22,0 808,0
ДаймлерКрайслер 6365 17,4 100,0
Дженерал Моторс 5800 16,6 255,6
Тойота 4423 17,9 59,5
Фольксваген 3031 9,4 72,5
Хонда 2966 24,6 66,5
Ниссан Мотор 1971 15,8 72,0
Вольво 675 9,6 291,6
АвтоВАЗ 50,9 нд 130,0


В сфере информационных технологий и связи усилиями российских компаний частного сектора созданы динамичные и технологически передовые компании, предоставляющие потребителям полный набор самых современных услуг. Компании отрасли развиваются в последние 15 лет высокими, двузначными темпами роста, современный уровень обеспечения мобильной связью населения Москвы превосходит показатели Нью-Йорка и Вашингтона. Однако по рейтингам относительного уровня использования информационных и коммуникационных технологий (таблица 3) Россия в целом еще очень сильно отстает от развитых и некоторых развивающихся стран мира.

Таблица 3. Рейтинги относительного уровня использования информационных и коммуникационных технологий, 2003-2004
Страна Совокупный индекс* Индивидуальное использование Коммерческое использование Государственное использование
США 1 8 1 2
Сингапур 2 18 2 1
Финляндия 3 10 11 8
Швеция 4 7 4 11
Дания 5 5 5 5
Индия 45 69 40 26
Китай 51 55 69 21
Россия 63 49 79 66
Украина 78 60 92 85
Совокупный индекс= 1\3 индивидуального+1\3 коммерческого+1\3 государственного использования.
Составлено по данным: Global Information Technology Report 2003-2004. P. 5, 13-14. www.weforum.org.
Ключевые компоненты рейтинга: относительные (в расчете на 1000 чел населения) показатели количества телефонных линий, мобильных телефонов, персональных компьютеров, зарегистрированных пользователей Интернета. Кроме того, учитываются такие параметры как число пользователей кабельного телевидения, число компьютеров, установленных в частных фирмах, использование зарубежных лицензий на технологии, уровень государственного содействия развития ИТ, объем предоставления государственных услуг онлайн.

Главные проблемы государственной научной политики РФ– непоследовательность, неспособность сформулировать и реализовать научные и инновационные приоритеты. Современная структура приоритетов государственного финансирования в России похожа на послевоенную ситуацию в развитых странах: стабильно высокая доля оборонных расходов, многократное превышение доли технических наук по сравнению с исследованиями в интересах здравоохранения. Снижение объемов государственного финансирования науки до уровня малых стран Западной Европы не привело к повышению эффективности государственных расходов, к прогрессивным сдвигам в структуре приоритетов. Резерв оптимизации использования бюджетных средств для решения наиболее важных текущих проблем экономики и общества, создания заделов на перспективу не использован. В результате многократное отставание от стран-лидеров в масштабах научных исследований и разработок по наиболее важным направлениям, в реальном обеспечении объявленных государственных приоритетов России за прошедшие 10 –15 лет только углубилось.
В контексте мирового развития ситуация в сфере высоких технологий в России в перспективе может развиваться, по крайней мере, по четырем вариантам:
 Инерционный, пессимистический. Сохранение современных тенденций низкой фактической приоритетности научной и инновационной деятельности в общих приоритетах государства и частного сектора приведет к постепенной деградации научных коллективов по широкому спектру фундаментальных и прикладных исследований, в том числе формирующих новый технологический уклад. Это может означать окончательное закрепление за Россией статуса топливно-сырьевого придатка мирового постиндустриального ядра, с постепенной потерей долгосрочных основ конкурентоспособности технологически сложных отраслей четвертого технологического уклада (авиа и ракетостроение, атомная промышленность, энергомашиностроение), формирующих производственную основу обороноспособности страны.
 Инерционный оптимистический. Доходы от сырьевого экспорта все больше используются (при активной государственной поддержке) для модернизации базовых отраслей обрабатывающей промышленности, транспорта и связи, а также для подтягивания отраслей информационного комплекса в регионах до показателей городов и регионов-лидеров. Реализация стратегии экономического рывка с опорой на технологические наработки лидеров развитого мира, в том числе через механизмы прямых инвестиций наукоемких ТНК, может обеспечить существенную экономию времени и средств, но требует высокого уровня обоснованности и гибкости экономической политики, выстраиваемой с учетом долгосрочных тенденций мирового развития.
 Умеренно оптимистический вариант предполагает возможность нарастания постепенной позитивной динамики в госсекторе науки при условии его эффективной трансформации и создания «центров превосходства» на прорывных направлениях нового технологического уклада с перспективой создания экономически значимых открытий и новшеств во второй половине прогнозного периода. К этому же сценарию можно отнести возможность перехода ряда крупных компаний России, в том числе топливно-энергетических, на инновационный путь развития, к чему их подталкивает ожесточенная конкуренция на мировых рынках, все более связанная с обладанием научно-техническими знаниями, качеством человеческого капитала и реализацией организационно-управленческих инноваций. Сочетание этих тенденций в государственном и частнопредпринимательском секторах позволило бы провести глубокую технологическую модернизацию производственного аппарата добывающих и перерабатывающих отраслей, сферы услуг и жилищно-коммунального хозяйства с опорой на национальных производителей. Этот вариант требует резкой активизации и повышения эффективности государственной научной и инновационной политики.
 Наименее реалистическим представляется сценарий создания мощного ядра экономически жизнеспособных отраслей хайтека четвертого и пятого технологических укладов и превращения на этой основе России в крупного производителя и экспортера высокотехнологичной продукции.
Во всех вариантах полноценная полномасштабная интеграция российских производителей в мировой рынок хайтека маловероятна. В лучшем случае они сохранят и упрочат свои «нишевые преимущества» и обеспечат потребности внутреннего рынка страны в высокотехнологичной продукции. Так или иначе, Россия скорее всего не сможет противопоставить США, странам ЕС, Японии и Китаю полного набора отраслей массового конкурентоспособного производства технологически сложных товаров и услуг.

2. Структурные дисбалансы НИС
Российская НИС принципиально отличается от лучших мировых аналогов все еще очень высокой долей государственного сектора, отсутствием крупных наукоемких корпораций, очень слабым развитием малого инновационного бизнеса, а также фондового рынка и венчурного капитала как источников финансирования инновационных проектов. Так, госсектор науки в России в 2002 г. занимал по доле во внутренних затратах на ИР 72,2%, в нем работали 77,9% всех российских исследователей . В развитых странах доля государства в финансировании ИР составляет 20-30%, причем собственно в государственных учреждениях осваивается небольшая часть этих средств, остальная идет по контрактам в предпринимательский сегмент.
Необходимо напомнить, что ещё 15 лет назад в России функционировала исключительно государственная система создания и внедрения научно-технических новшеств, а предпринимательского сектора не было в принципе. Научно-промышленные объединения, крупные отраслевые институты с опытными производствами в каком-то смысле можно было считать аналогом крупных наукоемких корпораций, однако они подчинялись совершенно другим законам, нормам, правилам, и инновационной деятельностью это можно было назвать только с очень большой натяжкой. Так, в этот период, на фоне успешной реализации за рубежом идеи технопарков как формы интеграции усилий науки, малого и крупного бизнеса при участии региональных властей, были созданы первые советские технопарки. Однако, будучи погруженными в принципиально другую, нерыночную экономическую среду, технопарки не могли реализовать в те годы свой научно-технический и экономический потенциал.
В настоящее время в российской экономике сформировались все основные элементы предпринимательской инновационной среды, однако, ни масштабы, ни содержание их деятельности, нельзя считать удовлетворительными. Так, в РФ есть фондовый рынок, венчурные фонды, венчурные фирмы, но и они, и многое другое в инновационной сфере, пока на самом деле не являются тем, чем являются венчурные фирмы, технопарки или малые инновационные компании в странах, создавших благоприятную институциональную среду для их развития.
На протяжении последних десяти лет в России делались спорадические попытки минимальными усилиями со стороны государства и бизнес-сообщества оживить наукоемкий сектор. Недооценка и непонимание возможной роли и места инновационного сектора в экономической системе России и, как следствие, простое копирование хорошо известных за рубежом механизмов финансирования инновационного бизнеса, не только не дали ожидавшегося результата (притока инвестиций), но и привели к неэффективному расходованию большей части выделенных на эти цели государственных и частных ресурсов.
Так, одним из важнейших элементов инфраструктуры финансирования инновационных разработок являются венчурные фонды. Однако, при всей своей привлекательности, они не являются универсальным механизмом, обеспечивающим полное финансирование создания инновационного продукта, а нацелены в основном на завершающие стадии разработки, начиная с создания опытного образца. Хотя в настоящее время в нашей стране получило развитие венчурное финансирования малых инновационных фирм на стартовой фазе их развития, в большинстве случаев начальные стадии разработки инновационной продукции финансируются из собственных средств организации, либо с привлечением грантов. Собственно стадия производства финансируется путем привлечения обычных банковских кредитов, формирования финансовых пулов и т.д. В отсутствие промышленности, способной воспринимать современные разработки, а также устойчивой и гибкой кредитно-денежной системы венчурный механизм финансирования вряд ли даст ожидаемый значительный положительный эффект. Многие российские эксперты в отношении его в настоящее время настроены скептически, поскольку в РФ пока нет полноценных условий для развития венчурной индустрии. Речь идет о несовершенстве законодательства, неразвитости фондового рынка и потому низкой ликвидности венчурных инвестиций, о нехватке квалифицированных менеджеров, понимающих специфику венчурных предприятий, и о нежелании разработчиков расстаться с контрольным пакетом акций, без чего получить средства в объеме, достаточном для масштабного производства новой продукции, практически невозможно.
На российском рынке капиталов отсутствуют достоверная информация и инструменты страхования инвестиционных рисков, что не позволяет вновь возникающим фирмам получать доступ к финансовым ресурсам на равных условиях с крупными компаниями, а инвесторы не хотят вкладывать деньги в новые предприятия. Институт финансовых посредников развит слабо. Страховые компании, пенсионные, взаимные и венчурные фонды, а также инвестиционные банки практически не участвуют в инновационном бизнесе. Отсутствие финансовых посредников приводит к повышению издержек фирмы на приобретение необходимых факторов производства, затрудняет продвижение новых торговых марок на рынки и заключение контрактных отношений с иностранными партнерами.
Уровень и тенденции развития малого наукоемкого бизнеса в России не соответствуют не только требованиям современного этапа глобального научно-технического развития, но и задачам освоения уже накопленного в России научно-технического потенциала, а также коммерциализации большого числа оригинальных научных и инженерных решений, появляющихся в государственных научных центрах в ходе реализации современных федеральных программ. Более того, с 1997 г. официальная статистика регистрирует постепенное сокращение как числа работающих малых предприятий в научно-технической сфере, так и числа занятых в них работников.
Следует также упомянуть слабый спрос на результаты НИОКР, существующий в настоящее время на российском рынке. Лидеры российского бизнеса – крупные энергетические и металлургические компании прямо не заинтересованы в реализации наукоемких проектов, более того, предпочитают осуществлять технологическую модернизацию с помощью известных зарубежных компаний, т.е. не способствуют формированию и функционированию полноценных национальных рынков новых продуктов, технологий и услуг. Государство также не предъявляет заметного спроса на результаты научных исследований, и не проводит политики, которая могла бы способствовать повышению интереса к российским научным разработкам и результатам их внедрения в производство на российском и зарубежных рынках.
Несмотря на высокий удельный вес государства как собственника научных организаций и интеллектуального задела, государственная политика пока не нацелена ни на оптимизацию госсектора науки, ни на создание реальных стимулов для предпринимательского сегмента НИС. В России еще не сложилась подобная мировым аналогам многоуровневая и многофункциональная система фондов для поддержки малых инновационных предприятий, и в настоящее время с разной степенью эффективности функционируют ее отдельные элементы на федеральном и региональном уровнях. Так, на федеральном уровне ведомством, наиболее точно отвечающим этой цели, является Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд содействия, часто упоминаемый как фонд Бортника, создан в 1994 г.), получающий фиксированную долю (1,5%) государственного гражданского бюджета НИОКР и предоставляющий средства на конкурсной основе в виде грантов. Этот фонд активно решает многие проблемы малых предприятий через свои представительства в 24 регионах России, однако располагает только ограниченными бюджетными средствами, и не может взять на себя весь груз накопившихся в данной сфере проблем.
В складывающейся структуре поддержки малого инновационного предпринимательства значительная ее часть осуществляется федеральными и, в некоторых случаях, региональными фондами путем выделения средств непосредственно малым инновационным фирмам, часто на возвратных условиях в форме льготного кредитования. Реально на такую поддержку могут претендовать лишь уже сложившиеся фирмы, имеющие свои наработки и некую производственную базу. Это – один из возможных вариантов государственной поддержки малого инновационного предпринимательства, и он, бесспорно, имеет право на существование. Однако практика осуществления подобной «прямой» формы поддержки показывает, что ее эффективность, влияние на общие процессы развития малого инновационного предпринимательства достаточно скромны.
В этих условиях развитие и повышение эффективности уже существующих механизмов сотрудничества между научными институтами и организациями, с одной стороны, и компаниями частного бизнеса, с другой, т.е. технопарков, инкубаторов, инновационно-технических центров и деревень – перспективный вариант ускорения инновационного развития.

3. Проблемы создания и функционирования технопарков

Современный уровень развития технопарков, как одной из наиболее перспективных организационных форм взаимодействия науки, бизнеса и власти, в России отстает от потребностей страны в коммерциализации имеющегося потенциала научно-технических разработок и от необходимости развивать экономически и социально значимые малые инновационные компании.
Как известно, основная функция технопарка состоит в создании благоприятной среды для развития малых инновационных компаний. Он берет на себя обеспечивающие функции, позволяя молодым растущим компаниям сконцентрироваться на создании инновационного продукта. Современный технопарк — это, в первую очередь, интеллектуальное здание, имеющее современную информационную инфраструктуру: доступ в Интернет, телефонию, оборудование для видеоконференций, общий пул серверов и сетевого оборудования. Компании могут получить от технопарка такие виды услуг, как ведение бухгалтерии, помощь в подборе персонала, в маркетинге и другие. Следовательно, сотрудники начинающих компаний будут в меньшей степени отвлекаться на вопросы, не связанные с их основной деятельностью. Технопарк как бизнес сродни венчурному инвестированию. Он зарабатывает деньги, получая долю в акциях начинающих компаний. Если компания добивается успеха, стоимость акций растет, и, продавая их, технопарк компенсирует затраты на «выращивание» новых компаний. Мировой опыт позволяет выделить ряд факторов, совокупность которых определяет научно-технические и социально-экономические успехи технопарков. Это множественность источников финансирования, четко определенная маркетинговая стратегия, высокая интенсивность НИОКР, преданная делу команда менеджеров, удобное географическое расположение, поддержка со стороны региональных и местных властей.
Эффективность технопарков как организационной формы развития комплекса информационных технологий доказана опытом развитых, новых индустриальных и постсоциалистичских стран. При общности основных организационных и управленческих принципов формирования и функционирования технопарков главное отличие между ними заключается в масштабе и интенсивности государственной и региональной поддержки. Чем слабее развиты в стране такие институты поддержки малого инновационного предпринимательства как фондовый рынок, венчурное финансирование, льготное кредитование с государственными гарантиями, тем больше налоговых льгот и прямой государственной поддержки получают технопарки. Это важное обстоятельство следует учитывать при использовании опыта развитых стран в России. С учетом структурных и институциональных дисбалансов национальной инновационной системы, проявляющихся в неразвитости крупного наукоемкого бизнеса и отсутствии развитых финансовых механизмов поддержки малого инновационного предпринимательства, необходимо следовать опыту стран, использующих сильную государственную поддержку сектора ИТ, в том числе Индии и Китая.
Мировой опыт говорит и о том, что технопарк не является организацией, приносящей немедленную прибыль (кроме социальных выгод). Отдача от фирм, выращенных в технопарке, начинается через 3-4 года, но в наиболее эффективных технопарках «выживает» в период становления более 90% малых инновационных предприятий. Без существенных финансовых затрат, предоставления материальной и политической поддержки властей реализовать технопарковую технологию весьма сложно.
Технопарки преследуют стратегические долговременные цели – преобразование регионов на основе новых, по крайней мере, для этих регионов, отраслей промышленности, ускорение практической отдачи от НИОКР через сектор частного предпринимательства. Во всем мире они создаются как инициативы стратегического уровня при совместном участии многих научных, образовательных организаций, промышленных предприятий, финансовых институтов и, обязательно, территориальных органов власти и управления
Первый технопарк в России появился в 1990 г. в г. Томске. Динамика их создания выглядит следующим образом: 1990 г. – 2, 1991 г. – 8, 1992 г. – 24, 1993 г. – 43 технопарка , а в настоящее время функционирует более 70 технопарков в 25 субъектах Федерации. Однако действительно успешными могут считаться только 3-4 технопарка . Обороты крупнейших технопарков едва достигают несколько десятков миллионов долларов (технопарк «Зеленоград» – около 60 млн. долл. США ). Во многом это обусловлено тем, что модель технопарков, сложившаяся в России, не вполне отвечает рыночным условиям инновационного развития, а сами рыночные условия по-прежнему находятся в процессе становления.
Опыт функционирования российских технопарков оценивается экспертами как не очень успешный по ряду показателей. Во-первых, количество компаний, выпущенных из технопарков, исчисляется единицами. Одна из причин заключается в том, что ведущая роль в создании компаний принадлежала менеджменту технопарков, что в значительной мере осложняет последующий выход компании. Во-вторых, средний срок пребывания малых фирм в российских технопарках составляет около 10 лет, что фактически говорит о преобладании функции льготной аренды по сравнению с функцией формирования малого наукоемкого бизнеса, который может расти и развиваться в реальной рыночной среде. В международной практике срок аренды помещений технопарка обычно ограничен 2-3- годами, но есть примеры заключения договоров с арендаторами и на пятнадцать лет, а также широко используемая практика перезаключения договоров. В-третьих, технопарки, зачастую управляемые бюрократически, не всегда используются для коммерческого развития технологий. В результате, некоторые технопарки к настоящему времени представляют из себя обычные офисные центры с довольно высокими арендными ставками.
В 2005 г. высшее руководство страны наметило ряд мер по ускорению создания технопарков. По итогам визита президента РФ В.Путина в Новосибирск правительство подготовило проекты законов об ОЭЗ, а министр информации и телекоммуникаций М.Рейман объявил о том, что предполагается создать технопарки в 4-х городах России: Новосибирске, Нижнем Новгороде, Москве и Санкт-Петербурге. Несмотря на то, что места создания технопарков уже предварительно выбраны, планируется, что сами технопарки будут создаваться на конкурсной основе. Всю правовую документацию в отношении технопарков предполагается разработать уже в 2005 г., а сами технопарки начнут действовать в 2006-2007 гг.
По словам, М.Реймана, на программу развития технопарков в России предполагается выделить в 2005-2010 гг. 18 млрд. руб. Стоимость создания одного технопарка предварительно оценивается в 100 млн. долл. Эффект от этой программы ожидается в виде роста ИТ до 40 млрд. долл., и доли в ВВП до 5% .
Российской практикой накоплен определенный положительный опыт в области функционирования технопарков, однако он недостаточно систематизирован и известен. Разработкой системы распространения лучшей практики в области развития технопарков могут заниматься существующие бизнес-ассоциации в области ИТ и организации, объединяющие технопарки, например, Ассоциация «Технопарк». Этой же задаче может служить более широкое участие российских технопарков и ассоциаций в работе международных организаций по технопаркам.
Создание и работа действующих технопарков происходили в отсутствии четко разработанной политики их организации и деятельности, что снижало отдачу от деятельности большинства российских технопарков по сравнению с потенциальными возможностями этой формы организации экономической деятельности. Предлагаемый в настоящее время Правительством РФ законопроект об ОЭЗ в Российской Федерации создает новые возможности для развития российской науки и коммерциализации результатов ее деятельности. Вместе с тем законопроект в настоящее время содержит ряд ограничений, которые не будут способствовать притоку инновационных компаний в такие зоны. Некоторые важные принципы функционирования таких зон, вопросы стимулирования производства и экспорта в зонах пока не согласованы окончательно.
Эксперты считают, что сейчас назрела необходимость разработки законодательства в части регулирования деятельности технопарков. Дискуссионным остается вопрос о возможностях, открываемых принятием закона об особых экономических зонах, т.е. о создании технопарков на основе будущего закона об ОЭЗ.
Представляется, что сделать это будет возможно лишь в крайне ограниченных масштабах. Это связано с тем, что технопарки и ОЭЗ представляют собой разные формы экономической организации. В случае технопарков речь идет о взаимодействия науки-бизнеса-государства. В ОЭЗ данная цепочка не обязательно включает науку, а лишь бизнес и государство.
Разными являются и механизмы стимулирования такого взаимодействия. ОЭЗ всегда предполагает наличие льгот и преференций, технопарки - не обязательно. При этом, однако, «вписать» технопарк в создаваемую ОЭЗ представляется более сложной задачей, тем наделить конкретный технопарк статусом ОЭЗ (а, называя вещи своими именами, наделить технопарк существенными льготами). В случае регистрации технопарка на территории ОЭЗ в качестве резидента в целях не только доступа к инфраструктуре, но и к льготам (которые получат только резиденты, а не все компании, расположенные в ОЭЗ) такие льготы, по законопроекту об ОЭЗ, получит технопарк, а не его арендаторы. Такая ситуация, конечно, облегчит жизнь технопарка как коммерческой организации, но не решит проблем развития и коммерциализации результатов малого бизнеса, работающего в области высоких технологий.
К этому следует добавить, что роль технопарков в развитии российских инноваций, их внедрении в производство, коммерциализации научных исследований в целом является ограниченной. Развития одних только технопарков недостаточно для коренного изменения ситуации в российской НИС.

Усилия по стимулированию инновационной деятельности должны быть сконцентрированы на устранении основных причин незаинтересованности бизнеса в долгосрочных инновационных проектах. Среди наиболее важных проблем, которые требуют первоочередной разработки механизмов государственного регулирования инновационной деятельности, можно назвать следующие:
- Разработка новых форм кредитования крупных инновационных проектов
- Предложения по условиям предоставления государственных гарантий по привлеченным в инновационную сферу кредитам
- Развитие механизмов консолидации финансовых ресурсов государственного и частнопредпринимательского секторов экономики для реализации приоритетных научно-технических задач, содействие формированию и регулирование деятельности партнерств частного сектора и государства
- Включение инновационных задач в основные программы экономического и социального развития; использование механизма закупок технически передовой и наукоемкой продукции в целях решения задач здравоохранения, экономии энергии и сохранения окружающей среды
- Разработка механизмов оценки государственных инновационных программ и доведения результатов этой оценки до делового и экспертного сообщества
- Содействие формированию международных и региональных технологических стратегических альянсов
- Содействие в создании центров технического содействия и передачи технологий малому бизнесу при университетах
- Содействие развитию частных организаций в сфере экспертизы и технологического аудита.

/"Наука и коммерциализация технологий", Ras-stc.ru, 20.07.2005/

РАЗМЕСТИТЬ БЕСПЛАТНО:
Бесплатные сервисы онлайн
Инновационные проекты малого бизнеса
на 24.08.2019
USD65,6046-0,0150
EUR72,6243-0,2069
БВК68,7635-0,1014
Все валюты

ВАШЕ МНЕНИЕ
Бывали ли вы в круизе?
 Да, в речном
 Да, в морском
 К сожалению, нет возможности
 Нет, но собираюсь
 Нет, и не собираюсь
Предложите опрос
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
Все ссылки
2003 - 2019 © НДП "Альянс Медиа"
Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100