Инновации: гранты, технологии, патенты
Портал
информационной поддержки
инноваций и бизнеса

Расширенный поиск
ГлавнаяО проектеРекламаКонтактыРассылка
НОВОСТИ
21-11-2019 Наиболее эффективные стратегии торговли Forex
Работаете на рынке Форекс и хотите подобрать наиболее эффективную стратегию? Мы поможем вам сделать правильный выбор и существенно повысить эффективность торговли. Детально разберём самые популярные торговые... »

11-11-2019 Почему услуги аудита отчетности получили широкое распространение
Для всех современных компаний и предприятий очень важным является внутренний контроль, так как он помогает избежать возможных рисков и добиться более высоких результатов деятельности. Поэтому... »

08-11-2019 Корпоративные услуги в Нидерландах интересуют многих предпринимателей
Ежегодно Всемирный экономический форум предоставляет отчет о развития европейских стран, оценивая рост различных отраслей государств по отдельности и конкурентоспособность страны в целом... »

[Все новости]
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ДИСТАНЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
ГРАНТЫ
ПАТЕНТОВЕДЕНИЕ
ВЕНЧУРНЫЙ БИЗНЕС
ИННОВАЦИОННАЯ РОССИЯ
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПАРТНЕРСТВО В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ
АНАЛИТИКА
ИННОВАЦИОННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ МОСКВЫ
НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ И КОНКУРСЫ
ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИОННЫЕ ПЛОЩАДКИ
ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
МЕНЕДЖМЕНТ КАЧЕСТВА ИННОВАЦИЙ
ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
МЕРОПРИЯТИЯ
КОНВЕРТОР ВАЛЮТ
ВИДЕО
Первая Всероссийская конференция «ГОСГРАНТ»...
Просмотр:   видео для модема    видео для выделенной линии  
[Все видеосюжеты]

Делимся опытом

Вверх / Патентоведение / Делимся опытом /

Экспертиза полезных моделей: стоит задуматься


Полагаю, что систематическое нарушение патентного законодательства при экспертизе заявок на полезные модели с начала 2005 г. уже не является секретом для заявителей, а после введения в действие Временных методических рекомендаций по вопросам отнесения заявленных решений к охраняемым в качестве полезных моделей1, утвержденных приказом Роспатента от 11 октября 2005 г. № 121 (далее - Временные рекомендации), число противоречащих Патентному закону Российской Федерации экспертных решений заметно увеличилось.

Видимо, Роспатент решил, не дожидаясь внесения изменений в Патентный закон, всеми правдами и неправдами сократить число патентов на полезные модели. В размещенной на сайте Роспатента информации за 2005 г. отмечено, что при увеличении числа подаваемых заявок число патентов, выданных на полезные модели, сократилось более чем на 15%. В обоснование данного факта выдвинут тезис о повышении требовательности к оформлению документов заявки.

Никто не отрицает важности и необходимости качественного оформления документов заявок, но не в этом причина уменьшения числа выдаваемых патентов. Многочисленные публикации в прессе свидетельствуют, что правовой институт полезных моделей в существующем российском Патентном законе виде может в определенных случаях способствовать недобросовестной конкуренции и весьма часто используется для получения патентов на давно используемые объекты техники.

Давно пора внести изменения в российский Патентный закон, переняв опыт Японии, Австралии и других стран, регулирующих на более высоком уровне правоотношения между владельцами патентов на полезные модели и им подобные «инновационные» патенты, выдача которых осуществляется без оценки патентоспособности.

Особенно интересен измененный в 1999 г. японский закон о полезных моделях, не позволяющий патентообладателям безнаказанно «стращать» конкурентов полученными без оценки патентоспособности патентами на полезные модели и использовать их, если при этом нарушаются права владельцев не только других патентов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, но и товарных знаков. Такие же ограничения наложены на владельцев исключительных лицензий. А для лиц, использующих подобные «патентные индульгенции» для умышленного нанесения экономического вреда конкурентам предусмотрено суровое финансовое и иное наказание. В результате число японских заявок на полезные модели со многих сотен тысяч в год уменьшилось на несколько порядков (примерно 8-9 тыс. заявок в год).

В 2005 г., во время командировки российских специалистов в японское патентное ведомство, на вопрос о причинах сокращения числа заявок на полезные модели за последние годы дипломатичные японцы обосновали данный факт тем, что стало непрестижно получать патенты на полезные модели, когда можно получать патенты на изобретения.

Видимо, и решил Роспатент поднять российский престиж полезных моделей, но не совершенствуя законодательство и устраняя причины, породившие «не-пристижность», а санкционированным нарушением действующего Патентного закона. Я не оговорился. Именно санкционированным, так как Временные рекомендации утверждены приказом Роспатента.

Но пока Патентный закон РФ действует, его нужно соблюдать всем, и пример этого показала Палата по патентным спорам (далее - Палата) в принятом 19 апреля 2006 г. решении, утвержденном руководителем Роспатента по заявке № 2005106581/22 на полезную модель «Упакованный торт». Утверждение данного решения в противовес Временным рекомендациям является правильным, и будем полагать, что оно положит начало наведению должного порядка в процедурах проведения экспертизы полезных моделей.

Заявленная в заявке № 2005106581/ 22 полезная модель настолько проста, что не понять ее техническую сущность как вполне законного объекта патентования можно только умышленно, прикинувшись этаким «чайником» от экспертизы. Приведем решение Палаты полностью, как оно опубликовано на сайте Роспатента. В решении прописаны все процессуальные нарушения, допущенные при экспертизе, им дана соответствующая правовая оценка. Итак:

«Палата по патентным спорам Роспатента в соответствии с Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам Роспатента, утвержденными приказом Роспатента от 22.04.2003 № 56, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 08.05. 2003 № 4520 (далее - Правила ППС), рассмотрела возражение от общества с ограниченной ответственностью «Основание-2», г. Пермь (далее - заявитель), поступившее 02.11.2005, на решение Федерального института промышленной собственности (далее - ФИПС) о признании заявки № 2005106581/22 на полезную модель отозванной, при этом установлено следующее.

Заявлена полезная модель «Упакованный торт», совокупность признаков которой изложена заявителем в уточненной формуле полезной модели, приведенной в дополнительных материалах от 11.08.2005, имеющей следующую редакцию: «Тортовая упаковочная единица, представляющая собой изделие, создаваемое в результате соединения упаковываемого торта с упаковкой, содержащей коробку и поддон, так что торт расположен на поддоне, выполненном со сквозными отверстиями, и размещен в коробке, на дне которой выполнены вертикальные выступы, входящие в торт через указанные отверстия поддона».

По результатам рассмотрения ФИПС принял решение от 05.09.2005 о признании заявки отозванной по следующим основаниям.

В решении ФИПС выражено согласие с доводами заявителя о том, что согласно ГОСТ 17527-2003 понятие «упаковочная единица», - это изделие, создаваемое в результате соединения упаковываемой продукции с упаковкой. Однако, по мнению экспертизы, новое изделие, как требует ГОСТ, в предложенной полезной модели отсутствует. А именно: отсутствуют признаки упаковки, которые были бы взаимосвязаны с тортом и наоборот. При этом признаки формулы полезной модели относятся непосредственно к упаковке для торта и не имеют никакого отношения к самому торту.

В связи с тем, что заявитель не скорректировал формулу полезной модели так, чтобы она характеризовала одно устройство (торт или упаковку), заявителю указано на нарушение требований к изложению формулы полезной модели.

Кроме того, в решении ФИПС также отмечено, что по заявке № 2005106582 от 09.03.2005 тому же заявителю уже был выдан патент на объект «упаковка для торта».

Заявитель выразил несогласие с решением ФИПС и в своем возражении отметил следующее.

По мнению заявителя, сомнения, приведенные в запросах от 19.04.2005 и 08.07.2005 и решении ФИПС от 05.09.2005, касающиеся назначения, отражаемого родовым понятием «упакованный торт», отсутствия признаков связи, характеризующих упаковку для торта и торт, а также несоблюдения единства заявленной полезной модели, не обоснованы.

В возражении отмечено, что в своих ответах на запросы ФИПС заявитель показал, что «заявлена механическая система, имеющая определенное назначение, - сохранение потребительских свойств торта в процессе, во-первых, его транспортирования до конечного потребителя и, во-вторых, его распаковывания конечным потребителем». При этом заявленная система характеризуется наличием конструктивных элементов: торт, поддон и коробка; формой выполнения элементов: поддон выполнен со сквозными отверстиями и дно коробки выполнено с вертикальными выступами; и связями между этими элементами. Признаки связи между элементами следующие: торт расположен на поддоне, торт вместе с поддоном размещен в коробке; выступы, выполненные на дне коробки, входят в торт через отверстия поддона.

Заявителем на запрос экспертизы от 08.07.2005 в защиту своей позиции была дана ссылка на межгосударственный стандарт ГОСТ 17527-2003 «Упаковка. Термины и определения» (далее -ГОСТ), где в п. 3.1(3) имеется понятие «упаковочная единица». На основании известности этого понятия заявитель представил в ФИПС скорректированную формулу полезной модели и описание к ней, «сохранив содержание формулы в первоначально заявленной совокупности признаков».

Утверждение экспертизы, что реализация назначения первого изделия -упаковки не связана с реализацией назначения второго изделия - торта, является неправомерным. Выступы дна коробки принадлежат упаковке (т.е. коробке) и при этом входят в упаковываемую продукцию (т.е. в торт через отверстия поддона), чем и обеспечивается искомое соединение упаковываемой продукции (торта) с упаковкой (коробкой и поддоном), как того требует упомянутый ГОСТ.

По мнению заявителя, решение экспертизы не основано на действующих нормах Патентного закона и Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на полезную модель. Кроме того, экспертизой нарушена норма п. 17.2 Правил, предусматривающая в процессе проведения экспертизы проверку лишь явного нарушения требования единства полезной модели, причем без анализа существа полезной модели.

В связи с вышеизложенным заявитель просит пересмотреть решение ФИПС и выдать патент на полезную модель.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам находит доводы, изложенные в возражении, убедительными.

С учетом даты принятия решения ФИПС правовая база для рассмотрения данного возражения включает Патентный закон Российской Федерации от 23.09.1992 № 3517-1 с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 07.02.2003 № 22-ФЗ (далее - Закон) и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на полезную модель, утвержденные приказом Роспатента 06.06. 2003 № 83, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 30.06.2003 № 4845 (далее -Правила ПМ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 23 Закона по заявке на полезную модель, поступившей в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, проводится экспертиза, в процессе которой проверяются наличие документов, предусмотренных пунктом 2 статьи 17 настоящего Закона, соблюдение установленных требований к ним и отсутствие нарушения требования единства полезной модели, а также рассматривается вопрос о том, относится ли заявленное решение к охраняемому в качестве полезной модели. При проведении экспертизы заявки на полезную модель применяются соответственно положения пунктов 2, 4, 5, 9, 11 и 12 статьи 21 настоящего Закона.

Согласно пункту 4 статьи 21 Закона по заявке на полезную модель, оформленной с нарушением требований к ее документам, заявителю направляется запрос с предложением в течение двух месяцев с даты его получения представить исправленные или недостающие документы. В случае, если заявитель в установленный срок не представит запрашиваемые документы или ходатайство о продлении установленного срока, заявка признается отозванной.

В соответствии с пунктом 1 статьи 20 Закона заявитель имеет право внести в документы заявки на полезную модель исправления и уточнения без изменения сущности заявленной полезной модели до принятия по этой заявке решения о выдаче патента на полезную модель либо решения об отказе в выдаче патента.

Дополнительные материалы изменяют сущность заявленной полезной модели, если они содержат признаки, подлежащие включению в формулу полезной модели и отсутствующие на дату подачи заявки в описании, а также в формуле полезной модели в случае, если заявка на дату ее подачи содержала формулу полезной модели.

Согласно пункту 2 статьи 21 в случае, если заявителем представлены дополнительные материалы к заявке на полезную модель, в соответствии со статьей 20 настоящего Закона проверяется, не изменяют ли они сущность заявленной полезной модели.

Дополнительные материалы в части, изменяющей сущность заявленной полезной модели, при рассмотрении заявки на полезную модель во внимание не принимаются и могут быть оформлены заявителем в качестве самостоятельной заявки, о чем заявитель уведомляется.

При проведении экспертизы заявки проверяется: отсутствие явного нарушения требования единства полезной модели (пункт 2.3 настоящих Правил). Проверка заявки на соответствие указанному требованию проводится без анализа существа заявленной полезной модели (пункт 17.2 Правил ПМ).

В соответствии с подпунктом (1) пункта 17.3 Правил ПМ, если в процессе экспертизы заявки установлено, что заявка оформлена с нарушением требований к ее документам или подана на объект, которому не предоставляется охрана как полезной модели, заявителю направляется запрос с указанием обнаруженных недостатков, приведением необходимых аргументов правового характера и предложением представить исправленные или недостающие документы в течение двух месяцев с даты его получения.

Согласно подпункту (1.14) того же пункта основанием для запроса, в частности, является явное нарушение требования пункта 2.3 настоящих Правил, согласно которому заявка должна относиться к одной полезной модели или группе полезных моделей, связанных между собой настолько, что они образуют единый творческий замысел, а также пункта 3.3.2.4 настоящих Правил, согласно которому независимый пункт формулы должен относиться только к одной полезной модели или нескольким полезным моделям - вариантам, если они различаются только такими признаками, которые выражены в виде альтернативы.

Анализ доводов, изложенных в решении ФИПС, и доводов, приведенных заявителем в возражении, а также на заседании коллегии Палаты по патентным спорам, состоявшемся 13.02.2006, показал следующее.

В решении ФИПС отсутствует указание, на основании какой статьи Закона заявка признана отозванной. Таким образом, доводы заявителя в этой части являются обоснованными.

Из запросов экспертизы ФИПС от 19.04.2005, 08.07.2005 и из решения ФИПС от 05.09.2005 следует, что в отношении полезной модели, охарактеризованной в первоначальной и скорректированной от 11.08.2005 формуле изобретения, была проведена проверка на предмет нарушения требования единства полезной модели с анализом существа заявленной полезной модели, что не соответствует требованиям пункта 17.2 Правил ПМ.

Также установлено, что признак «тортовая упаковочная единица», характеризующий назначение полезной модели, в уточненной формуле полезной модели от 11.08.2005 отсутствовал в первоначальных материалах заявки, и поэтому при рассмотрении заявки на полезную модель экспертиза не должна была принимать его во внимание. В этом случае экспертизе необходимо было направить заявителю соответствующее уведомление (запрос) согласно требованиям пункта 2 статьи 21 Закона.

Кроме того, вопреки мнению экспертизы, наличие заявки № 2005106582/22, по которой уже был выдан патент Российской Федерации № 46479 на полезную модель, того же самого заявителя и с той же датой приоритета, что и рассматриваемая заявка, но с иным объемом притязаний, чем рассматриваемый, не препятствует проведению дальнейшей экспертизы по настоящей заявке.

Таким образом, решение ФИПС о признании заявки на полезную модель отозванной неправомерно.

Учитывая изложенное, Палата по патентным спорам решила:

удовлетворить возражение, поступившее 02.11.2005, отменить решение Федерального института промышленной собственности от 05.09.2005 и направить материалы заявки № 2005106581/ 22 в ФИПС для проведения экспертизы».

Как говорится: без комментариев. На этом можно было закончить публикацию, но нельзя не проанализировать позицию экспертизы, грубо нарушившей не только процедуру оценки единства полезной модели, но и оценку сути единства любого объекта патентования. В данном решении ФИПС, признавшем заявку на полезную модель отозванной, продемонстрирована «новая методология экспертизы», пропагандируемая начиная с 2005 г., и этот аспект остался вне внимания Палаты по патентным спорам.

По мнению экспертизы ФИПС, в заявленном изделии отсутствуют признаки упаковки, которые были бы взаимосвязаны с тортом, и, наоборот, при этом признаки формулы полезной модели относятся непосредственно к упаковке для торта и никак не относятся к самому торту. На основании чего сделан такой вывод, непонятно. Видимо, под «взаимосвязью» признаков эксперты стали понимать нечто, обязательно скрепленное металлическими болтами.

В формуле заявленной полезной модели указано, что «...торт расположен на поддоне, выполненном со сквозными отверстиями, и размещен в коробке, на дне которой выполнены вертикальные выступы, входящие в торт через указанные отверстия поддона».

Обратим особое внимание на то, что объект - торт - раскрыт на уровне функционального признака, без характеристик качественного и количественного состава компонентов торта, то есть в формуле даже намека нет на неохраноспособный объект - вещество. При такой формулировке совершенно однозначна конструктивная связь торта с выступами коробки за счет их вхождения в тело торта, что обеспечивает механический контакт между ними. В результате торт при транспортировке не болтается в коробке, так как его механически фиксируют по положению в коробке ее выступы.

Распространению «новой методологии экспертизы» под лозунгом «возрождения экспертизы» в немалой степени способствуют Временные рекомендации, положения и примеры из которых еще до утверждения данного документа активно рекомендовались экспертам в качестве руководства к действию. Обратимся к содержанию некоторых положений данного документа, непосредственно относящихся к рассматриваемому вопросу.

В п. 5.2.1 Временных рекомендаций есть следующий абзац: «Иногда сформулировать общее назначение предложенных устройств вообще не представляется возможным. Например, предложен «Холодильник с тарой для него, отличающийся тем, что корпус холодильника и двери выполнены термоизолированными, а тара выполнена в виде коробки из полужесткого листового материала с вкладышами из амортизирующего сотового заполнителя».

Из формулировки родового понятия «Холодильник с тарой для него» и рассмотрения других признаков следует, что такой пункт не относится к одной полезной модели.

Указанные в формуле устройства -холодильник (устройство, предназначенное для охлаждения, замораживания и хранения скоропортящихся продуктов при низких температурах) и тара (изделие, служащее для упаковки, хранения и транспортировки товаров) имеют каждый свое назначение, при этом реализация назначения первого устройства не связана с реализацией назначения второго устройства.

По данной заявке констатируется нарушение требований к изложению формулы полезной модели, и если заявитель не скорректирует формулу так, чтобы она характеризовала одно устройство (холодильник или тару), заявка признается отозванной».

Что же это за методические рекомендации, в которых кроме отрицательного примера на объект «изделие + тара» не приведен и положительный пример такой же или подобной комбинации объектов?

Отсутствие такового приводит экспертизу к мнению, что тара всегда должна рассматриваться отдельно от изделия, так как Временные рекомендации определяют понятия «тара» и «холодильник» как отдельно функционирующие объекты, что следует из фразы «при этом реализация назначения первого устройства не связана с реализацией назначения второго устройства».

А если связана, как это имеет место с упакованным тортом по заявке № 2005106581/22?

Приведем еще один пример - эскимо на палочке, опровергающий позицию Временных рекомендаций. Для тех, кто не помнит этот любимый стариком Хот-табычем продукт, напомним, что он представляет собой мороженое в шоколадной глазури с вставленной в мороженое палочкой для удержания при вкушении лакомства.

А теперь посмотрим на этот пример в преломлении формулировки «реализация назначения мороженого не связана с реализацией назначения палочки». Для этого нужно определиться с тем, что понимать под назначением мороженого и что понимать под назначением палочки.

Итак, мороженое служит для того, чтобы его съели, поскольку это пищевой продукт. Палочка (деревянная или пластмассовая) этому назначению мороженого не отвечает. Палочка необходима, чтобы удержать мороженое во время еды. Вывод согласно «новой методологии экспертизы» один: раз назначение мороженого не связано с назначением палочки и наоборот, то такой объект не отвечает требованию единства (полезной модели или изобретения - неважно).

Глубочайшее заблуждение и такой ошибочный вывод являются следствием весьма примитивного понимания такого признака, как «назначение объекта», или такого условия, как «взаимное функционирование объектов при реализации каждым из них самостоятельных назначений».

Точно так же заявленный упакованный торт не может рассматриваться как отдельно торт и отдельно упаковка для торта, так как оба этих объекта имеют функционально взаимосвязанные признаки, несмотря на то, что назначение торта - пищевой продукт, предназначенный для еды, - не связано с назначением несъедобной упаковки, предназначенной для сохранения торта при транспортировке.

Функциональная взаимосвязанность признаков обоих объектов проявляется не во время еды, а во время хранения и транспортировки упакованного торта. Право заявителя наряду с патентованием непосредственно упаковки как объекта полезной модели осуществить патентование и такого изделия, как упакованный торт. Такая комплексная охрана более надежно защищает все сферы использования как отдельно упаковки, так и упакованного торта, и экспертиза не уполномочена регулировать эти вопросы.

Читатели без труда могут представить и другие комбинации объекта патентования «изделие + тара», которые могут охраняться и как полезные модели, и как изобретения.

Временные рекомендации содержат множество других поучений, не вписывающихся в рамки основ оценки принципиальной патентоспособности объектов. На некоторых из них остановимся подробнее.

В п. 5.5.1 документа указано, что «Технический характер решения подтверждается наличием технического результата, получаемого при осуществлении или использовании полезной модели».

Кто, где и когда нормативно установил содержание понятия «технический характер решения», и что оно (содержание) из себя представляет? Чем данное понятие отличается от понятия «техническое решение»? Какую смысловую и правовую нагрузку в данном понятии несет слово «характер»?

Наличие технического результата, получаемого при осуществлении или использовании полезной модели или изобретения, является одним из оснований, так сказать, тестом, позволяющим при квалификации решения как технического не ошибиться. Но это основание не единственное и не безусловное для такого умозаключения. Поэтому говорить о том, что технический характер решения подтверждается наличием технического результата, мягко говоря, некорректно. В первую очередь, технический характер решения подтверждается наличием объекта техники, в котором реализуется техническое решение.

Напомним, что технический результат является критерием оценки существенности признака как полезной модели, так и изобретения. Признаки относятся к существенным, если они влияют на достигаемый технический результат, то есть находятся в причинно-следственной связи с указанным результатом, и технический результат - не безапелляционный механизм констатации наличия технического решения.

Техническое решение задачи - это практически осуществимое предложение по преобразованию предметной среды, обеспечивающее создание средства, способного удовлетворить общественную потребность2.

Техническое решение должно предусматривать его использование в технической области для разрешения какой-либо технической проблемы, и при этом техническое решение должно иметь технические характеристики3. Техническое решение должно иметь технические характеристики, и его «характер» тут не при чем.

Технические характеристики технического решения на примере устройства - это сумма его конструктивных признаков и технических результатов, проявляемых в устройстве. Если нет конструктивных признаков, следовательно, не может быть и технических результатов, проявляемых конструктивными признаками. Поэтому достаточным основанием для констатации наличия технического решения для объекта «устройство» является характеристика этого устройства конструктивными признаками (перечень таких признаков для объекта «устройство» приведен в соответствующих Правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на полезную модель или изобретение).

Из вышеизложенного следует и ошибочное декларирование в этом же пункте Временных рекомендаций того, что «Заявленное предложение не может рассматриваться как техническое решение и охраняться как полезная модель, если оно обеспечивает получение только результата, который не является техническим».

Во многих странах критерием, по которому объекты исключаются из числа принципиально патентоспособных, является отсутствие «технического характера пути решения поставленной задачи или отсутствие технического характера реализации назначения объекта». Однако к техническому результату, проявляемому объектом, это не имеет никакого отношения, и технический результат не превращен в мерило истины.

Как уже отмечалось, проявление технического результата само по себе не является достаточным основанием для констатации наличия технического решения. Если задача будет решаться не с помощью средств техники, то независимо от полученного результата, даже явно технического, заявленный объект не будет отнесен к категории технических решений.

Этот вопрос не является узко специфическим для полезных моделей, поэтому рассмотрим его шире, с примером на способ. Так, для исключения возникновения резонанса, приводящего к разрушению мостов, существует правило для частей военнослужащих проходить мост не строевым чеканным шагом, а по команде «вольно», то есть так, как перемещается по мосту обычное население. В последнем случае не возникает резонанса, поскольку период свободных колебаний моста будет далек от периода нестроевого шага отдельных военнослужащих.

Наличие технического результата -исключение резонанса моста как физического явления - очевидно. Его непосредственная причинно-следственная связь с объектом - способом прохождения частей военнослужащих по мосту - также существует, однако отсутствует использование средств техники для достижения этого технического результата. Поэтому способ прохождения частей военнослужащих по мосту нельзя признать принципиально охраняемым изобретением, так как он не что иное, как правило, предусматривающее определенный порядок перемещения военнослужащих по мосту, реализуемый на основе договоренности между ними.

Усложним рассмотренную задачу с резонансом и смоделируем принципиально охраноспособный способ (без анализа условий патентоспособности) за счет введения средств техники. Формула изобретения такого объекта может характеризоваться следующей совокупностью существенных признаков.

«Способ проведения моторизованной колонны самоходной военной техники через мост, отличающийся тем, что перед вступлением на мост моторизированную колонну перестраивают, последовательно располагая единицы военной техники походу движения колонны так, что единицы военной техники, отличающиеся между собой мощностью двигателя и массой, располагаются в смешанном порядке, а после прохождения моста колонну военной техники формируют в изначальный порядок, при котором каждый вид единиц военной техники группируется в самостоятельную колонну»4.

Еще одним нововведением является предложенная в п. 5.5.2.2 Временных рекомендаций «методология» оценки существенности признаков только по факту влияния их на реализацию назначения объекта. Вот какой пример и выводы приведены.

«Заявлена бутылка, содержащая корпус с узким горлышком, отличающаяся тем, что геометрические размеры бутылки выбраны из следующих соотношений: отношение высоты бутылки Н к диаметру D корпуса составляет не более а, высота корпуса h составляет h=cD, а высота горлышка h1 составляет h1=dH.

Из анализа формулы полезной модели следует, что техническое средство как таковое не изменилось.

Поскольку бутылка по определению - это сосуд с узким горлышком, то конкретные размеры этого известного объекта определенного назначения никоим образом не могут изменить указанное известное назначение, следовательно, и арсенал технических средств определенного назначения остался неизменным.

Все признаки, которые характеризуют заявленное устройство как бутылку, являются существенными. В данном случае это признаки ограничительной части формулы.

Остальные признаки (соотношение размеров) расширяют ассортимент бутылок, вследствие чего не являются существенными для характеристики назначения заявленного объекта как бутылки, то есть все отличительные признаки формулы полезной модели являются несущественными».

Из какого анализа формулы полезной модели следует, что техническое средство как таковое не изменилось? Наоборот, из формулы явно следует, что изменились такие конструктивные признаки бутылки, как размеры составляющих ее элементов (без оценки новизны этих признаков).

Прежде, чем делать вывод о том, что арсенал технических средств определенного назначения остался неизменным, необходимо проанализировать описание заявки и установить, на реализацию каких функций, целей, технических результатов, задач и т.п. направлены введенные в формулу отличительные признаки (параметры). Даже если в заявке ничего не указано, кроме расширения ассортимента, делать вывод о неизменности арсенала технических средств также нет никаких оснований. Единственное, что можно сделать, - констатировать невозможность оценки существенности признаков. Но это, что называется, из другой оперы.

А какой «ход конем» Временные рекомендации делают в отношении оценки существенности признаков только по реализации назначения! Напомню, что существенность признаков не может определяться только по их причинно-следственной связи с назначением (родовым понятием). Существенность признаков определяется по возможности реализации назначения и их причинно-следственной связи с техническим результатом.

Другие «ляпы» Временных рекомендаций даже не хочется обсуждать. Убежден: документ следует отменить, поскольку он вреден для российской патентной экспертизы.


1 Патенты и лицензии. 2005. № 12. С. 47.
2 Сулоев А.А. Техническое решение задачи как критерий изобретения //Вопросы изобретательства. 1987. № 3; Блинников В.И., Джермакян В.Ю., Ерофеева С.Б. и др. Новые вещества, материалы и изделия из них как объекты изобретения. М.: Металлургия, 1991. С. 6 - 8.
3 Такие условия предусмотрены Руководством по проведению экспертизы Европейского патентного ведомства (часть С, раздел 4 «Патентоспособность», п. 1.2 (ii)).
4 При составлении примера принято условие, что явление резонанса в этом случае маловероятно. При движении колонны тяжелой военной техники мост трясти будет, но явление резонанса не проявится, так как амплитуда колебаний одновременно находящихся на мосту разных по массе единиц техники с несинхронно работающими двигателями разной мощности не совпадет.





Статья В.Ю. Джермакяна, главного эксперта юридического отдела, юридическая фирма «Городисский и партнеры», в журнале "Патенты и лицензии" №8, 2006 г.

РАЗМЕСТИТЬ БЕСПЛАТНО:
Бесплатные сервисы онлайн
Инновационные проекты малого бизнеса
на 23.11.2019
USD63,7101-0,1329
EUR70,5207-0,1790
БВК66,7749-0,1536
Все валюты

ВАШЕ МНЕНИЕ
Что вы делаете, если заболеваете?
 Обращаюсь в бесплатную поликлинику
 Лечусь самостоятельно
 Обращаюсь к платным врачам
 Обращаюсь к нетрадиционной медицине
 Ничего не делаю, проходит само
Предложите опрос
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
Все ссылки
2003 - 2019 © НДП "Альянс Медиа"
Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100